January 20th, 2007

Суворов

Великая нефтегазовая битва. ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА

http://ej.ru/dayTheme/entry/5909/

Пыль осела, победные фанфары отзвучали. Можно подвести итоги великой нефтегазовой битвы России и Белоруссии.

Итог газовый: Россия получала 45 дол. за 1000 кубов газа, а будет получать 100 дол. за 1000 кубов и купит контрольный пакет «Белтрансгаза», оцененного в 5 млрд дол. В переводе на русский язык это значит следующее: Россия получала и будет получать 45 дол. за 1000 кубов, а остальное она зачтет акциями «Белтрансгаза» по втрое завышенной цене. («Белтрансгазу» красная цена полтора миллиарда, по западным оценкам.)

Итог нефтяной: Россия грозилась установить 180 дол. экспортной пошлины за тонну нефти, а установила двойной тариф: та нефть, которую белорусы потребят сами, пойдет без пошлины, а та, которая идет для перепродажи на Запад, будет иметь пошлину в 53 дол. В переводе на русский язык это означает, что режим Лукашенко получает неограниченную возможность класть себе в карман разницу между пошлинами. Отсортировать «внутреннюю» нефть от «западной» — дело гиблое.

То есть никакой коммерческой выгоды ни Россия, ни даже Газпром не получили. Мы по-прежнему субсидируем режим Лукашенко, и мы субсидируем его в невыгодной для России и убыточной для Газпрома форме.
Получается, что если смотреть не на пиар, а на реальную экономику, то в дуэли Россия — Белоруссия, Белоруссия победила. Чем бы ни руководствовался Кремль – желал ли он просто получить деньги с Белоруссии или пытался загнать ее в союзное государство газовым кнутом – он не достиг даже первой цели.
Кроме конфликта с Белоруссией, Россия вступила в конфликт с Европой, которая в очередной раз убедилась в ненадежности России как энергетического партнера. Здесь мы ничего не выиграли – только проиграли.
Напомню предысторию. После введения экспортной пошлины Белоруссия в одностороннем порядке ввела пошлины за транзит нефти, украла из трубы 85 тыс. тонн и вызвала Семена Вайнштока в суд в Минске. Мозырский НПЗ еще и разорвал контракты с российскими поставщиками, что в переводе опять-таки значило: «А нехай мы будем вашу нефть покупать, когда мы ее так из трубы своруем? Куда вы денетесь?»
В ответ труба была вовсе перекрыта. Логика тут была такой. «В прошлом году мы продолжали снабжать газом Европу; украинцы газ воровали, а шишки все падали на нас. Давайте в этом году перекроем трубу полностью, чтобы Европа обратила внимание на позицию Белоруссии». Европа внимание обратила – Белоруссии досталось сполна. Правда, Батьку не сильно волнует, что про него говорят в Европе.
Проблема заключалась в том, что после перекрытия трубы потенциальные убытки России были больше потенциальных убытков Белоруссии. Еще неделя – и все хранилища нефти в России были бы переполнены, компаниям пришлось бы консервировать скважины, что в условиях России является экономической катастрофой. Что же до Белоруссии, то она продолжала бы сидеть на российском газе (если б, конечно, и газ не отключили), а бензин и мазут можно было б завезти и с Украины.

Так что после самоубийственного хода с перекрытием трубы вариантов оставалось всего два. Либо вводить в Минск армию, состоящую из солдат Рудаковых, солдат Сычевых и их палачей, что делает процесс маловероятным. Либо идти на унизительный компромисс, прикрыв его фиговым листком. Выбрали последнее.
Дилемма, стоящая перед президентом Путиным, понятна. В нынешней логике Кремля, Минск – последний стратегический союзник России. Падение Лукашенко – это «оранжевая революция», НАТО у наших границ и пр.

Что является бОльшей угрозой для безопасности России — НАТО за пределами границ или министр обороны Сергей Иванов внутри — это вопрос дискуссионный. Но ясно одно. Если Кремль считает, что Лукашенко – стратегический союзник, то за это ему надо платить.

Желательно платить открыто. Например, принять закон, согласно которому Белоруссия платит за все по рыночным ценам, а российские субсидии в бюджет Белоруссии составляют, скажем, 1 млрд дол. в год. При этом отношения будут прозрачными, а у белорусского народа не будет иллюзий, кто, собственно, обеспечивает ему харчи: личная харизма Батьки или российский бюджет. И, кроме того, будет уверенность, что субсидируем мы именно государство Белоруссию, а не какие-то закрытые фонды через непонятные схемы. (К примеру: белорусская промышленность получает газ вовсе не по 45 долларов за 1000 кубов. Она давно платит все сто, только не России, а посреднику — «Белтрансгазу».)

По необъяснимой причине Батьке, вместо этой прозрачной схемы, предложили историю с отключением трубы. В результате Россия умудрилась проиграть режиму, который держится только российскими субсидиями. Это надо уметь.

Россия повысила цены на газ для Белоруссии по просьбе Германии

Помощнику президента Игорю Шувалову пришлось еще раз заверить европейцев в надежности поставок российских нефти и газа. Подводя итоги председательства России в "большой восьмерке", Шувалов заявил, что Россия выполнила за это время свою задачу и сделала цены на энергоносители прозрачными, понятными и рыночными. "Россия делает то, на чем мы настаивали", - отозвался бывший канцлер Герхард Шредер, сейчас возглавляющий совет директоров Североевропейского газопровода.

Российско-германская встреча стала своеобразным подведением итогов председательства России в клубе "большой восьмерки" в прошлом году. В нынешнем году руководителем клуба станет немецкий канцлер Ангела Меркель. Главным вопросом стал последний нефтяной конфликт с Белоруссией. Более подробного анализа всей случившейся истории от Кремля до сих пор не было. Шувалов не извинялся перед немцами и не оправдывался - инициатива повышения цен на российские энергоносители исходила от Германии. "Сами немцы постоянно задавали нам вопрос, когда же после Украины и для Белоруссии мы введем рыночные цены. Мы открыто обещали сделать это с 1 января 2007 года, только белорусы не захотели это принять", - сказал Шувалов. "Было нелегко убедить Россию в необходимости перехода на европейские цены. Но мы все-таки этого добились, а теперь проявляем недовольство тем, что Россия делает то, на чем мы настаивали", - подтвердил Шредер.

Просчет Шувалов видит лишь в том, что вовремя не посоветовался с партнерами в Европе, предпринимая жесткие шаги в отношении белорусского лидера Александра Лукашенко. "Мы решили, что быстро сделаем все сами, и не попросили помощи или посредничества у федеральных властей Германии, - сказал Шувалов. - Но признаю, очевидно, иногда стоит обратиться и за помощью к партнерам". Признал Шувалов, что уступили и мы. "Чтобы срочно уладить ситуацию, России пришлось пойти на некоторый компромисс. Мы будем еще некоторое время субсидировать экономику Белоруссии, но свой урок из этой ситуации мы извлекли", назвав действия Белоруссии попыткой шантажа, "с которой Россия никогда не согласится".
http://www.opec.ru/news_doc.asp?d_no=62061